Стих 5:4 — Дарующий Столп

Дарующий Столп!

Он возвышается над этой солнечной системой как памятник измене. Он сияет серебряным светом. Он поёт радио-колыбельную, сотканную из утешительной лжи.

В его свете живёт Гармония, и они теперь наша добыча.

Вот прибывает Зиву Арат во главе своей армады. Она воюет с Гармонией пятьдесят лет, используя стратегию и дисциплину. Но Гармония обращается к драконам желаний, и их епископы желаний сражаются с Зиву в её Верховной реальности.

Зиву заходит в тупик.

Следом приходит Саватун, прикрытая с флангов своим хором и священниками. Они скрытно проникают на Ана-Гармонию, чтобы подвергнуть вивисекции этих драконов. Червь наш Бог смеётся и смеётся.

Сотню лет Саватун проводит секретные шабаши среди Гармонии.

Но первым был Орикс, чьи отпрыски росли в скрытых местах посреди обломков аккреционного диска. Первый Навигатор посылает камни и кометы врезаться в миры Гармонии, чтобы повергнуть флот Гармонии в замешательство. Он посылает сеятелей зачистить миры Гармонии своими отпрысками.

Здесь, на середине пятой книги, Улей вырос настолько могучим, что уничтожение неправильной жизни — теперь обычная рутина.

Зиву Арат убивает епископов желаний, и Саватун достигает какой-то тайной цели, и Двор Орикса разрывает в клочья Дарующий Столп. Народ Гармонии стонет в страхе, и они кидаются в серебристые озёра Ана-Гармонии, чтобы утонуть.

«Придите», — молвит Орикс, — «поглотите Дарующий Столп, ведь я щедрый бог. Я претендую лишь на два куска из каждых пяти».

Столп полон Светом Странника, он полон сердцевинного вкуса Небес. Все, кто поглощает его, исполнены восторженной уверенности, что они служат великой и необходимой цели.

Затем молвит Саватун: «Братья и сёстры, послушайте, мы должны пойти разными путями, чтобы вырасти отличными друг от друга». Она направляет свои боевые луны в чёрную дыру. Её трон отдаляется.

Молвит Зиву Арат: «Король Орикс, ты занимаешь слишком много места, твоя сила сдерживает слишком много выборов. Я должна уйти от тебя». Она направляет свои боевые луны в ночь. Её трон закрыт наглухо.

И Орикс остался один. Он провёл какое-то время в думах, и думы эти записаны здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.