Стих 5:2 — непреложное доказательство вечно

«У меня есть подарок для тебя» — говорит Орикс.

Саватун, Ведьма-Королева, смотрит на него с сухой осторожностью. «Это логика меча, следуя которой я смогу спуститься в Бездну и забрать твою силу себе?»

Их отражения движутся среди боевых лун, вместе гуляя по корпусу двухтысячелетнего военного корабля. Флот Саватун был собран здесь в подготовке к нападению на Дарующий Столб. Бездна идёт сюда по следу своей жертвы, и Улей станет её авангардом.

«Это пойманный мною Векс. Куриа, Трансформ Клинка. Он предпринял попытку продырявить мой трон. Я подумал, ты найдёшь радость в изучении его». Орикс прервался, переваривая: через связь потомков он чувствовал убийства Кроты в тысяче миров отсюда, и на вкус они были, как сладкий жир. «Куриа содержит попытку Векс симулировать меня. Он может воспроизвести и других — тебя, возможно, или Зиву Арат. Я оставил ему немного свободной воли, так что он может удивить тебя».

«Думаю, он взорвётся и убьёт меня», — ворчит Саватун. — «Или впустит машины в мой престол, где они начнут превращать всё в часы и стекло».

«Если он убъет тебя, то ты заслуживаешь смерти». Орикс произносит это с тихим трепетом, счастливым трепетом, ведь правду говорить хорошо.

«У меня до сих пор нет точного доказательства, знаешь ли». Саватун поглаживает пустоту одним длинным когтем, и пространство-время стонет под её прикосновением. «Эта наша вера, что мы освобождаем Вселенную, поглощая её, что мы убираем гниль, что мы на пути к единению с финальной формой. Я не нашла абсолютного, непреложного тому доказательства. Мы всё ещё можем ошибаться».

Орикс смотрит на неё, и на мгновенье, лишь мгновенье, он тоскует, он сентиментален. Он думает: представь годы позади нас, сотворённые нами дела. И всё равно старость не ощущается шрамом, не так ли? Она не сделала меня дряхлым. Я чувствую себя живым, живым с тобой, и каждый раз, как я ступаю в этот мир из своего престола, я снова чувствую себя двухлетним на дне Вселенной, глядящим вверх.

Но он произносит: «Сестра, это мы. Мы есть доказательство, мы, Улей. Если мы живём вечно, мы доказываем это, и если что-то более беспощадное покоряет нас, то доказательство подтверждается».

Она смотрит на него в ответ глазами, подобными жгучим иглам. «Это мне нравится», —  говорит она. — «Это изящно». Хотя, конечно, эта мысль уже посещала её ранее.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.