Стих 5:1 — Конец неудачной линии времени

Теперь Куриа знает, что не может победить.

Есть нечто патологическое в мире внутри корабля Орикса. Оно противится анализу с горячей, мёртвой злобой. И сам Орикс, он неодолим — он отказывается подчиняться симуляциям Курии, он буйствует, сея хаос, он захватывает подразумы и взламывает их неким онтологическим оружием.

Паракаузальные системы. Очень проблематично.

Куриа применяет религиозные тактики, выработанные им во множестве Улья. Но даже при таких условиях Орикс силён, столь силён. Куриа не сможет долго защищать свои врата.

Ближе всего Курия подобрался к симуляции Орикса в начальной загрузке лучшей догадки. Это ошибочно, Куриа уверен в этом: это Орикс минус симбиотический организм, минус крылья и ипостаси, минус оружие, минус сила. Ни для чего не пригодно.

Куриа всё равно развивает эту симуляцию. Просто посмотреть, что случится.

Король Обращённых идёт прямиком на Гидра-корпус Курии, вооружённый мечом и магией, покрытый древними одеждами, и Вселенная вокруг него стонет в страхе. Физические модели и игрушечные миры Курии задыхаются и рушатся.

Куриа наблюдает, готовый к бою и внимательный, как отдельный кварк расщепляется на наконечнике меча Орикса.

Изнутри Гидра-корпуса крошечный не-Орикс Курии вещает. «Что ты?» — спрашивает оно. Оно проникается ужасом и благоговением.

Глаза Орикса горят любопытством, полностью изоморфным ненавистью, ненасытным голодом. «Ораш», он произносит на языке Улья. «Ты создал меня таким, каким я был. Ты создал крошечную Ораш. Ха!»

Куриа обновляет имя симуляции. Ораш любопытна: «Ты являешься мной? Ты то, чем я стану?»

Орикс преклоняет колено. Его меч покоится на левом плече. Куриа открывает по нему огонь из всех орудий, но его защита несокрушима. Он смотрит в сенсоры Курии сквозь шквальный огонь и говорит: «Дитя, я имею всё, чего ты хотела. Я бессмертен. Я знаю великие тайны Вселенной. Я разведал края Тьмы, и я преследовал лживого бога в галактических войнах на колоссальном количестве лун. В своём кулаке я держу силу, что будет править вечностью. В своём черве я несу дань моего Двора и моих детей, Пожирателя Надежды, Ткача и Распутывателя; и этой данью я сокрушаю своих врагов. Я Орикс, Король Обращённых. Я всемогущ».

Куриа пробует сведения Таокс, полученные из ворот Ойкумены. Там есть полезные имена. Он снабжает ими симуляцию.

«Что насчёт твоих сестёр?» — Ораш спрашивает будущую себя. — «Сатона? Зи Ро? Они с тобой?»

Король Обращенных сверкнул оскалом. Тот звук может быть как смехом, так и шипением.

Куриа отключает свои орудия и вкладывает их общую мощность в отправку телеметрии высшим Векс. Найдутся точки в пространстве и времени, где эти данные будут необходимы. Там будут разработки, предпринятые в изучении этой онтологической силы, этого престола-пространства.

«Где мои сёстры?» — кричит Ораш. — «Что ты сделал с моим народом? Что ты наделал?»

Но кулак Орикса уже полон чёрного огня, и следующим, что видит Куриа, является свет, подобный звёздам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.